середа, 31 травня 2017 р.

The Great Trek of 1836 and aftermath, by Paul Harris. South Africa

While the Mfecane was taking place in what is now KwaZulu-Natal and in the interior, the white Afrikaners were getting fed up with living under British rule in the Cape. Many of the Boers, or Afrikaners, had settled as farmers on the outskirts of the colony. These were the so-called Trek Boers and they complained that British did not protect them from marauding, cattle-rustling black youths, although they were not above cattle rustling themselves. A seminal event was when a British Magistrate sentenced five young Boers to be hanged for resorting to violence when protecting one of their kind who resisted arrest  for mistreating a Khoi labourer. At the public hanging the leather ropes used to hang them together broke and after the Boers called for mercy they were hanged one by one in front of an angry crowd. The place where it happened went down in Afrikaner folklore as 'Slagter's Nek'. One of the final straws in their disillusionment with British rule was that they were not properly compensated for their slaves, like other British  subjects were, when slavery was abolished in British colonies in 1834. To put this into historical context, it was only during the 1860s, after the Civil War, that slavery was abolished in the American Deep South.


So in 1836, the Afrikaner Trek Boers loaded up ox wagons, gathered their families and livestock, and undertook one of the greatest human migration in the history, Great Trek, into the hinterlands of South Africa. Up to 4,000 Trekker families made a journey, which was the equalent of one in five Afrikaners in the Cape Colony at the time. They became known as the Voortrekkers, which means "pioneers' in Afrikans. Along the way, they had to deal with brutal terrain, harsh climate, dangerous animals and hostile black groups many of whom had never seen Europeans before. One can only be awe of the risks the Voortrekkers took in search of freedom and to protect their Calvinistic way of life. I have often wondered whether the expression "Africa is nott sissies" emanates from this time in South Africa's history.
There were two groups of trekkers who squabbled about where to go. The first group, under Piet Retief went north and crossed over the Drakensberg Mountains into Natal and trekked as far as Port Natal , now Durban, on the coast. A splinter group, under Louis Trichardt, went as far as Lourenco Marques(now Maputo) in Mozambique before being evacuated by sea when the locals confronted them.
While they had escaped the British by crossing the boundaries of the Cape Colony, The British Colonial Gouvernment still viewed the Voortrekkers as British subjects who were rebelling against them and feared that rebels would dominate the north-eastern region of South Africa and provide their Europeam adversaries with access to the sea. So they sent a small contingent of officials to Port Natal over the Boers, even though it didn't fall under their jurisdiction.
The second group of Voortrekkers under Hendrik Potgieter, who did not want to go near the sea because 'where the sea, there will be Englishmen', went into  the interrior. The British did not care as much about the Boers in interior, as they didn't attach much value to the land there. This, of course, all changed later in the century with diswcovery of diamonds and gold. When the Voortrakkers arrived they encountered a wasteland devastated by the Mfecane. What was left of the local Sotho-Tswana groups sought Boer's protection from the marauding warrios of Mzilikazi, few of whom had ever seen Europeans before and were suspicious of these strange people with their ox wagons and guns. The inevitable clash came when Mzilikazi attacked the Boers in the Battle of Vegkop, one of the seminal battles in South African history.  Ironically, it was an 'away game' for both sides, Mzilikazi from the east coast and the Boers from the Cape, fighting for the territory in the interior! 


A twelve-year-old boy, who by then had already shot his first lion, helped load the muskets of the Boers and would play a huge role in the history of the country. He was Paul Kruger who became a legendary Boer leader and after whom the Kruger National Park was named. In spite of winning the battle, the Boers lost all their cattle and it was only after the local Baroleng clan helped them with oxen that they were able to pull their wagons to safety. The Boers then hunted down Mzilikazi's army and defeated them in the nine-day battle of Kapain and he fled north to establish the Kingdom of Matabeleland in Zimbabwe.
The Boers demarshed the two territories of the land they conquered and called them The Free State and The South African Republic (later known as The Transvaal) to stand alonside the black nations much like Zululand, Swaziland, Basutuland (later Lesoto) and Bechuanaland (later Botswana). The Boer Republic were ruled by a democratically elected Volksraad in which only Boers could participate, while the Black Nations were ruled by monarch or chief who had absolute pover.  The two Boers Republics were recognized by Britain (and internationaly) as independent republics by the signing of the Sand River Convention, witnessed by the young Paul Kruger, in 1852 and 1854 respectively. While the Boers were deeply attached to their farms, they were not only in almost constant conflict with neighbourig black groups, but also fought amongst each other. At one stage there was an actual civil war between two factions of the Boers.
Both republics did not allow the black people an equal say in the government of the land that they believed they had fought for conquered. The area was sparsely populated especially in the interior after the Mfecane and befor the discovery of gold and diamonds (the population of the whole of south Africa at the time was only about 5% of what it is now), so there was not enough space for all the groups to live in peace and maintain their cultures and pastoral way of life post Mfecane. However the more conversative elements of the Boers were deeply religious and justified their treatment of Black people with a verse from Jeshua 9 in the Bible's Old Testament where it says that they should be the 'hewers of wood and drawers of water' which defined their relationship with black people. The British believed they were a superior race, sent to Africa to educate and civilise, while the Boers considered themselves the masters of the black people. The scene was set for more conflict.



 Пока Mfecane происходило на месте где сегодня расположена провинция  Квазулу-Натал и в глубине , африканерам надоело жить под британским владычеством на мысе. Многие буры, или африканеры, поселились как фермеры на окраине колонии. Это были так называемые «Фуртрекеры» и они жаловались на то, что англичане не защищают их от мародерства со стороны чернокожих  молодых людей, хотя они ростом были не были выше скота. Существенным событием стало то, что британский магистрат приговорил пятерых молодых буров к повешению за применение насилия, когда они стали защищать одного из них, который сопротивлялся аресту за плохое обращение с работником  племени Кхои- Кхои. Во время публичной казни порвались кожаные веревки, и после того, как буры вызвали к себе милосердие, их повесили поодиночке перед рассерженной толпой. Место, где это произошло, вошло в фольклор африканеров как «Слейтер-Нек». Одним из последних вех в их разочаровании в британском правлении произошла тогда, когда им  должным образом не вернули средства портаченые на покупку рабов, как же как и другим британским подданным, когда рабство было отменено в британских колониях в 1834 году. В историческом контексте. Отмена рабства в Америке произошло только в 1860-е годы, после Гражданской войны.

Так, в 1836 году фуртрекеры загрузили  повозки запряженные волами, собрали свои семьи и домашний скот и совершили одну из величайших человеческих миграций в истории - Великий Поход во внутренние районы Южной Африки. До 4000 семей  совершили это путешествие, их численность  была равна одной пятой от всего количества  африканеров в Капской колонии в то время. Они стали известны как фуртрекеры, что означает «пионеры» на языке Африканс. По пути им приходилось иметь дело с сложной местностью, суровым климатом, опасными животными и враждебными группами аборигенов, многие из которых никогда раньше не видели европейцев. Они очень рисковали и преодолели  множество препятствий на своем пути  в поисках свободы и защиты своего кальвинистского образа жизни. Я часто задавался вопросом, существует ли в истории Южной Африки выражение «Африканер - не бабник».

Были две группы фуртреккеров, которые ссорились между собой в вопросе куда идти. Первая группа, под предводительством Пита Ретифа, отправилась на север и пересекла Дракенсбергские горы попав в Натал, они прошли до Порт-Натал, ныне Дурбан,  попав прямо на побережье. Отколовшаяся группа под руководством Луи Тричардта дошла до Лаурен Маркиза (ныне Мапуту) в Мозамбике, прежде чем  им пришлось эвакуироваться морем, после того как  местные жители столкнулись с ними.



В то время как они избежали  владычества британцев, пересекая границы Капской колонии, Британский колониальный губернатор все еще рассматривал их в качестве британских подданных, которые восстали против них и опасались, что мятежники будут доминировать в северо-восточном регионе Южной Африки и подставлять их европейским противникам имея выход к морю. Поэтому они отправили небольшой контингент чиновников в Порт-Наталь всед за бурами, хотя они вовсе не подпадали под их юрисдикцию.

Вторая группа фуртрекерцев под руководством Хендрика Потгитера,  не захотели идти к морю, потому что  там «где море, там будут англичане», они пошли вовнутрь страны. Англичанам было все равно, что буры где далеко будут жить буры, потому что они не придавали большого значения тем территориям. Все конечно изменилось  коренным образом позжеб когда были обнаружены запасы  бриллиантов и золота. Когда фуртрекеры прибыли на место, они столкнулись с пустыней, опустошенной  войнами Mfecane. То, что осталось от местных сото-тсванских групп, искали  у Буров от мародерствующих воинов  Мзиликази,  но мало кто  из них когда-либо видел европейцев раньше и они с большим подозрением относились к этим странным людям с их быками и пистолетами. Неизбежное столкновение произошло, когда Mzilikazi напали на буров в битве при Vegkop,  это было одно из самых ярких сражений в истории Южной Африки. По иронии судьбы, это была «игра на вылет» для обеих сторон, 
Mzilikazi с восточного побережья и буры со стороны мыса, сражающиеся за территорию в своиз землях! Двенадцатилетний мальчик, который к тому времени уже застрелил своего первого льва, помогал заряжать мушкеты буров и именно он сыграл огромную роль в истории страны. Это был Пол Крюгер, который стал легендарным лидером Буров и его именем был назван Национальный парк Крюгера. Несмотря на победу в битве, буры потеряли весь свой скот и только после того, как местный клан Баролинга помог им с быками, они смогли вытащить свои повозки в безопасное место. Позже буры выследили армию  Mzilikazi и победили их в девятидневной битве при Капаин, поле чего враг бежал на север, чтобы основать Королевство Матабелеланд в Зимбабве.

Буры заняли две территории земли и назвали их Свободное государство и Южно-Африканская Республика (позже ставшую  Трансвааль) чтобы быть наравне с такими черными нациями, как Зулуланд, Свазиленд, Басутуленд (позднее Лесото) и Бечуаналенд (позднее Ботсвана). Бурской республикой управляло демократически избранное народное правительство, в котором могли участвовать только буры, в то время как нациями чернокожих управлял монарх или начальник, который имел абсолютную власть. Две Бурские республики были признаны Великобританией ( так же на международном уровне) в качестве независимых республик, подписав Конвенцию  Песчаной реке, свидетелем которой был молодой Пол Крюгер, в 1852 и 1854 годах. Хотя буры были глубоко привязаны к своим фермам, они не только находились в постоянном конфликте с соседними черными группами, но и сражались друг с другом. На одном этапе между двумя фракциями буров произошла настоящая гражданская война.

Обе республики не давали черным людям никаких постов и прав в правительстве страны,  они считали, что боролись за  свое завоевание. Область была малонаселенной особенно в глубине после Mfecane и перед  открытием  месторождений золота и алмазов (население всей Южной Африки в то время составляло только около 5% от того колличества, что сейчас), несмотря на это не хватило места для того, чтобы все группы жили в мире и поддерживали свою культуру и пастырский образ жизни после Mfecane. Однако более разговорчивые элементы

  из буров были глубоко религиозными и оправдывали свое отношение к черным людям стихом из Иешуа 9 в Ветхом Завете Библии, в котором говорится, что они должны быть «орудиями древа и воды», которые определяют их взаимоотношения с черными людьми. Англичане полагали, что они были высшей расой, отправленной в Африку, чтобы воспитывать и нести цивилизацию, в то время как буры считали себя хозяевами черных людей. Обстановка была напряженной и вот вот должен был возникнуть  конфликт.

субота, 27 травня 2017 р.

The Mfecane. South Africa. (Part 2)

As the Zulu army rampaged the eastern parts of the country, people scattered in all directions with the Zulu army in hot pursuit, hence another term for Mfecane being 'the Scattering'. The remnants of the once dominant Nguni clan, the Ndwandwe, which had been defeated by Shaka, fled north. Their feared leader Shoshangane, created the vast Nguni-Gaza Kingdom that he ruled for 37years, in which slave and ivory traders were active in corrupting local chiefs to supply them with slaves and ivory. His vast empire eventually disintegrated in the latter half of the 19th century. 


Warriors of the Angoni (or Abanguni), descendants of Zwangendaba's clan, photographed towards the end of the 19th century

Chief Mdungazwe, grandson of Soshangane
Another nation formed by groups that moved north away from Zululand was the Swazi nation, under Chief Sobhusa. In later years the Kingdom was expanded through the conquest of surrounding people. It eventually became the independent country of Swaziland, during the reign of any monarch in recorded history.
The most famous clan to flee the Zulus was the Khumalo, led by the ambitious and restless Mzilikazi, that was to make a dramic impact in the interior that was occupied by the other offshoot of the Nguni's, the Sotho-Tswana. He had helped Shaka come to power by murdering his father, but later clashed with Shaka. Rather than confronting him in battle, Mzilikazi led his people over the Drakensberg into the interior of South Africa in what became known as the Path of Blood, or Great Road. He adopted the same brutal tactics as Shaka as he cut a swathe of destruction, genocide and conquest through the Sotho-Tswana villages in his path. He was known to cut off the ears of the people he conquered so that he could recognise traitors.
In the harsher, drier winter climate of the interior, food was short supply and Sotho-Tswana not only fend off Mzilikazi but they also turned on each other in search of cattle, food and territory.
https://www.youtube.com/watch?v=rreLBmP0Yoc 
 The legendary Queen Mantitisi of the Wild Cat People led one of the most ferocious clans and another group sought refuge in the Maloti Mountains and eventually resorted to cannibalism. From what became a wastland, some clans fled into the Maolty Mountains of the Drakensberg and used the tactic of rolling boulders down the mountain to deter Mzilikazi's army. They survived by taking in refugees from other Sotho-Tswana groups and became the nation of the Basoto under the highly respected Moshoeshoe dynasty and would eventually be declared the independent monarchy of Lesoto by Queen Victoria. Another Soth-Tswana clan staked out an area that under British protection became the independent country of Botswana.
Mzilikazi conquered the Bakwena, who occupied the area in what is now Pretoria and Johannesburg, and incorporated them into his nation that become known as Ndebele. He did not have much time to savuar his conquest because he then encountered the Boers, who had moved into the almost deserted territory- but more about that later. Mzilikazi would eventually be defeated by Boers and would move further north to complete his remarkable migration from the eastern shores to his final destination of what is known as Matebeleland near Bulawayo in Zimbabwe. He has gone down as a great "big Man" of Africa who created and ruled over a "nation", the Ndebelle (also Know as the Matabele), in much the same way as Shaka created and ruled the Zulu Kingdom. David Livingstone described him as one of the most impressive leaders he had met in his travels through Africa.
The Mfecane had changed the human landscape of South Africa dramatically. It sprawned what are now the independent countries of Lesoto, Botswana and Swaziland. Instead of small groups scattered across the interior and eastern coastal parts of the country, they were now organized into much larger, stronger and stractured nations or kingdoms by the mid of 19th century. Into this mix entered the Boyers and British colonialists and more conflict was to take place in modern South Africa.


King Mzilikazi, as portrayed by Captain William Cornwallis Harris, circa 1836
Поскольку армия Зулусов контролировала восточные районы страны, люди рассеивались во всех направлениях  вместе с армией  в погоне за добычей, следовательно, еще одним термином характерным для   времени Мфекана было «Рассеяние». Остатки некогда доминирующего клана Нгуни, Ndwandwe, побежденного Шакой, бежали на север. Их устрашающий лидер Шошангане создал огромное королевство Нгуни-Газа, которым он правил в течение 37 лет, в котором торговцы рабами и слоновой костью активно развращали местных вождей, чтобы захватывать рабов и слоновую кость. Его обширная империя в конце концов распалась во второй половине XIX века. Еще одна нация, образованная из групп, которые отошли на север от Зулуланда, была  нация Свази под начальством Собхуса. В последующие годы Королевство расширялось за счет завоевания  территорий местных племен. Это в конечном счете, превратилось в независимую страну Свазиленд.

Самый знаменитый клан, бежавший от Зулусов, был Хумало во главе с амбициозным и беспокойным Мзиликази, который нанес драматический удар, который был занят другим ответвлением Нгуни, Сото-Тсвана. Он помог Шаке прийти к власти, убив его отца, но позже сам столкнулся с Шакой. Вместо того, чтобы противостоять ему в битве, Мзиликази отвел свой народ через Дракенсберг во внутренние районы Южной Африки по так называемому Пути Крови или Великой Дороге. Он предпринял ту же жестокую тактику, что и Шака, совершая разрушения, геноцид и завоевания сел Сото-Тсвана на его пути. Он, как известно, отрезал уши людей, которых он завоевал, для того чтобы он мог узнавать предателей.

В более суровом, сухом зимнем климате не хватало пропитания и  народ Сото-Тсвана не только отбивалась от Мзиликази, но и обращался друг к другу в поисках скота, еды и территории. Легендарная королева Мантисити из Wild Cat People возглавила один из самых свирепых кланов, другая группа искала убежища в горах Малоти и в конечном итоге прибегла к людоедству. Из того, что стало устьем, некоторые кланы бежали в горы Маолты из Драконовых островов и использовали тактику катящихся валунов с горы, чтобы удержать армию Мзиликаки. Они выжили, захватив беженцев из других групп Сото-Тсвана и стали нацией Башото под весьма уважаемой династией Мошоэшу и в конечном счете были объявлены  королевой Викторией независимой монархией Лесото . Другой клан Сот-Тсвана застолбил область, которая под британской защитой стала независимой страной Ботсваны.

Mzilikazi завоевал Bakwena, который занял область которая сейчас является теперь Преторией и Йоханнесбургом и включил их в его нацию, которая стала известной как Ndebele. У него не было много времени, чтобы спасти его завоевание, потому что он столкнулся с бурами, которые перебрались в почти пустынную территорию, но об этом позже. Mzilikazi в конечном счете будет побежден Boers и будет двигаться дальше на север, чтобы завершить его замечательную миграцию от восточных берегов до его конечного пункта назначения, известного как Matebeleland вблизи Булавайо в Зимбабве. Он стал «великим человеком» Африки, который создал и правит «нацией» Ндебелле (также Матабеле»), во многом таким же образом, как Шака создал и управлял королевством Зулу. Дэвид Ливингстон описал его как одного из самых впечатляющих лидеров, которых он встретил в своих путешествиях по Африке.

Mfecane резко изменило человеческий ландшафт Южной Африки. Это привело к образованию независимых стран Лесото, Ботсваны и Свазиленда. Вместо небольших групп, рассеянных по внутренним и восточным прибрежным частям страны, к середине 19-го века они были теперь объединены в гораздо более крупные, более сильные и распадавшиеся нации или королевства. В эту смесь и пришли бойцы и британские колонизаторы и еще больше конфликтов должно было произойти в современной Южной Африке.

пʼятниця, 26 травня 2017 р.

The Mfecane: 1815-1840. By Poul Harris. History of SA.

Large statue representing Shaka at Camden Market in London, England.
 The turn of the 19th century was characterised by plunder nad conquest throught the world, as was decribed earlier. It was the time of the Napoleonic Wars, involving the whole of Europe and Russia. In South Africa the status quo no different, as black and white people fought one another for their 'place in the sun'. In addition, slave traders trawled through Africa hunting for people to ship to faraway places as slaves. Ruthless and brutal, they corrupted local tribesmen to turn on their  own people. The slave trade added  to an already terrifying environment that led to widespread chaos, warfare and genocide among indigenous ethnic communities between 1815 and 1840. The estimated death toll was in excess of one million people in this sparsely populated country.
This period of conflict and upheaval became known as the 'Mfecane', meaning 'the scattering'. It was the period that totally transformed South Africa. Until then, troughout South Africa, people still lived in small independent groups of extended families or cheeftains with a loose affiliation with one another by sharing the same language and culture. For example, before the Mfecane there wasn't united Zulu nation but rather a number of the smaller clans, like the Mthethwa, Ndwandwe, Dlamini, Hlubi, Ngwane and Khumalo clans, each with a chiff. Similarly, in the interior there were a number of smaller clans, like the Baroleng, Bakwena, Fokeng, Pedi, Kgatla, Po, Kwena, Bafokeng and Ndebele. These clans were in almost constant conflict with each other and some historians idenified some 26 civil wars at this time. In the Mfecane, group was amalgamated into much bigger kingdoms or nations to protect and strengthen thenselves. It is the period that saw the birth of the Zulu, Khosa, Swazi, Matebele or Ndebele, Basuto, Gaza and Soto-Tswana nations or kingdoms.
The most dominant figure of Mfecane was a legendary king and mighty warror, Shaka Zulu. He grew up to lead a small clan of about 1,500 people that conquered his neighbours and incorporated them into his Mthethwa clan. He killed their leaders and anyone who opposite him, took over their women, children and cattle, and drafted their young men into what became the most disciplined and feared army in Africa. He led by example in battle and redefined military tactics of the day, adopting the famous 'horns of buffalo' strategy in battle. The boss of the buffalo represented the main force, and the horns represented the advancing parties that encircled the enemy once the main force had strack.
Shaca also dispensed with the traditional long assegai used by other warriors, which was thrown like a javelin but easily defended by an ox-hide shield, in favour of a short, stabbing spear effective in hand-to-hand combat. His clan evolved into the biggest and most dominant of all the Zulu speaking groups, becoming the mighty Zulu Kingdom in 1816 with Shaka as a king. Four years later, his unpredictable brother, Dingaan, murdered him and became the second King of the Zulus. The Zulu monarchy still exist today, and Zululand remains the ancestral home of Zulu.
 To be continued...


 Рубеж 19-го века было охарактеризован завоеванием мира, как было описано ранее. Это было время наполеоновских войн с участием всей Европы и России. В Южной Африке статус-кво ничем не отличается, поскольку чернокожие и белые люди боролись друг с другом за свое «место на солнцем». Кроме того, торговцы-работорговцы пробирались через Африку, охотясь за людьми, отправляя их затем в отдаленные места в качестве рабов. Безжалостные и жестокие, они коррумпировали местных соплеменников, чтобы они повернули свой народ. Рабская торговля добавила проблем к уже сложившейся среде, которая привела к широкомасштабному хаосу, войне и геноциду среди коренных этнических общин в период между 1815 и 1840 годами. Предполагаемая численность погибших в этой малонаселенной стране превышала один миллион человек.

Этот период конфликта и потрясений стал известен как «Mfecane», что означает «рассеяние». Это был период, который полностью преобразил Южную Африку. До тех пор, по всей Южной Африке, люди по-прежнему жили в небольших независимых группах из расширенных семей или деревнях ведомых вождем, где они свободно общались друг с другом, обмениваясь одним языком и культурой. Например, до Mfecane существовала не единая нация зулусов, а скорее несколько меньших кланов, таких как кланы Меттва, Ндвандве, Дламини, Хлуби, Нгване и Хумало, каждый с чифом. Также, в окресностях было несколько небольших кланов, таких как Бароленг, Баквена, Фокенг, Педи, Кгатла, По, Квена, Бафокенг и Ндебеле. Эти кланы находились в почти постоянном конфликте друг с другом и некоторые историки идентифицировали около 26 гражданских войн в это время. Во время Mfecane, группы стали объединяться в намного большие королевства или нации, чтобы защитить и укрепить себя. Именно в этот период родились народы или королевства Цзулу, Кхоса, Свази, Маттебеле или Ндебеле, Басуто, Газа и Сото-Тсвана.

Наиболее доминирующей фигурой  периода Mfecane был легендарный король и могучий воин, Шака Зулу. Он вырос, чтобы возглавить небольшой клан, состоящий из 1500 человек, затем завоевал своих соседей и включил их в свой клан Меттва. Он убил  вождей и всех, кто шел против него, захватил их женщин, детей и скот, и призвал своих юношей в то, что стало самой дисциплинированной и опасной армией в Африке. Он привел пример в битве и пересмотрел военную тактику того дня, приняв в битве стратегию знаменитых «рогов буйволов». Главным героем был босс буйвола, а рога представляли набегающие стороны, которые окружили врага, как только у главных сил была остановка.

Шака также отказался от традиционного длинного ассегая, используемого другими воинами, который был брошен как копье, но легко защищался щитом воловьей кожи, в пользу короткого колющего копья, эффективного в рукопашном бою. Его клан превратился в самую большую и самую доминирующую из всех зулусских языковых групп, став могущественным королевством Зулу в 1816 году с Шакой в качестве короля. Четыре года спустя его непредсказуемый брат, Динган, убил его и стал вторым королем зулусов. Зулусская монархия все еще существует и сегодня и Зулуланд остается прародиной зулусов.

Продолжение следует...

четвер, 25 травня 2017 р.

Mixed race South Africans, by Paul Harris.

The early Dutch co-habitated with Khoi-Khoi and legend has it that the first person of mixed race in South Africa was born nine months after Van Reebeck landed. The first 150 years of Dutch rule thus saw the emergence of an ethnic group that became reffered to as the Coloureds, with its own culture and Afrikaans dialect. In addition, under alternating British and Dutch rule, the Cape had one of the highest densities of slaves imported from Mozambique, Madagascar, India, Ceylon, Indonesia, Malaya, Barbados, Angola and Northen Africa. They all influenced the melting pot culture of present-day South Africa. Many slaves were eventually freed or escaped and settled on outskirts of communities and  towns where they slowly integrated with the local communities including the European settles. In addition, the Khoi-Khoi and slaves co-habitated and had children with European settles of Dutch and British origin. These people of mixed race, the Coloureds, are mostly Afrikaans speaking and are almost equal in number to white South Africans today. In Colonial and Apartheid times they were classified black and were similary discriminated agains by successive governments. they have, and continue to play, a significant role in the development of all aspects of modarn South Africa.
Some Coloured communities organised themselves into clans, the biggest of which were the Griquas who were mostly descendants of European settles and Khoi-Khoi. They moved to the outskirts of the Colony to escape the colonialists and live by themselves. In 1743 the became the first Coloured people to migrate as a group into the interior and settle across the Orange River in the area of what is now Philippolis in the Free State(previously called Griqualand West) The Griquas comfortably held their own against the local black groups, as they had horses and firearms and were adept traders. They particulary severe on the Bushmen, who rustled their livestock and whose poisoned arrows were no match for their rifles.
Adam Kok III (16 October 1811 - 30 December 1875

The legendary Adam Kok and two of his descendants led Griquas throughout most of the 18th century.They would subsequently leave the Free States in 1860 and go an apic migration from the Free State to land allocated to them by British, know as Griqualand East. Some 2,000 people, 300 wagons and 20,000 livestock spent two years making the treck only for the British to change their minds and annex their territory shortly thereafter in 1874. The present-day town of Kokstad was named after the Kok dynasty.
There are also evidence that mixed race groups migrated as early as 1713 after a major smallpox outbreak in the Colony. One of the most colourful characters of the time was a Dutch settler, Coenraad de Buys. He was reputedly seven- foot tall and travelled the length of the country on his own, rustling cattle and hunting for ivory. He married a Khoi-Khoi and several Xhosa women, including the mother of Xhosa chief Ngqika who had appointed him as his advisor and supported the Xhosa in their conflicts with European settlers. Legend has it that he had an enormous number of children. The town of Butsdorp is named after him and many of his descendants still live in the area.

 Легенды рассказывают, что первый человек смешанной расы  (Голландцы и местные племена) в Южной Африке родился через девять месяцев после того, как Ван Рибек пристал к берегу. В первые 150 лет голландского правления появляется новая этническая группа, которая стала называться Colored (Цветные), с ее собственной культурой и диалектом африкаанс. Кроме того, в соответствии с чередующимся британским и голландским правлением на мысе были доставлены рабы, импортированные из Мозамбика, Мадагаскара, Индии, Цейлона, Индонезии, Малайи, Барбадоса, Анголы и Северной Африки. Все они повлияли на культуру плавильного котла современной Южной Африки. Многие рабы были в конечном счете освобождены или сбежали и поселились на окраинах общин и городов, где они медленно интегрировались с местными общинами, включая европейские поселения. Кроме того, Кхои-Кхои и рабы совместно жили и имели детей с европейскими переселенцами голландского и британского происхождения. Эти люди смешанной расы, цветные, в основном говорят на африкаанс и почти равны по численности белым южноафриканцам сегодня. В эпоху колониализма и апартеида они были классифицированы как черные и аналогично были дискриминированы вновь сменявшими друг друга правительствами. Они играли и продолжают играть важную роль в развитии всех аспектов южноафриканской жизни.

Некоторые цветные общины организовывались в кланы, самыми крупными из которых были Гриква, которые были в основном выходцами из европейских поселений и Кхои-Кхои. Они переехали на окраины колонии, чтобы убежать от колонизаторов и жить самостоятельно. В 1743 году они стали первыми цветными людьми, которые мигрировали как группа во внутренние районы и поселились в окресностях Оранжевой реки там, что сейчас является Филипполией в Свободном государстве (ранее называвшемся Грикуаланд-Вест). Гриквас с комфортом удерживали своих против местных африканских племен, поскольку у них были лошади и огнестрельное оружие, и они были искусными торговцами. Они особенно жестоки с бушменами, которые пасли скот, и чьи отравленные стрелы немогли оказать сопротивление их винтовкам.

Легендарный Адам Кок и двое его потомков вели Грикуас на протяжении большей части 18 века. Впоследствии они покинули Свободное государство в 1860 году и отправились в эпохальную миграцию из Свободного государства на землю, выделенную им англичанами, известную как Восточный Грикленд. Около 2000 человек, 300 вагонов и 20 000 скота были перевезены за два года на новые земли и они боялись того, что англичане могли передумать и захватить территорию вскоре после этого в 1874 году. Современный город Кокстад был назван в честь династии Кок.

Есть также данные о том, что смешанные расовые группы мигрировали уже в 1713 году после крупной вспышки оспы в колонии. Одним из самых ярких персонажей того времени был голландский поселенец Coenraad de Buys. По общему мнению, он был ростом семь футов и сам путешествовал по всей стране, выпасая скот и охотился за слоновой костью. Он женился на женщине племени Кхой-Кхои и нескольких женщинах племени Ксоса, включая мать вождя Xhosa, Ngqika, которая назначила его своим советником и поддержала Кхоза в их конфликтах с европейскими поселенцами. Легенда гласит, что у него было огромное количество детей. Его именем назван город Бутсдорп и многие его потомки все еще живут в этом районе.


середа, 24 травня 2017 р.

European Settlement from 1652. South Africa (Part 2)

Europeans were very active in Africa: Portuguese colonised Angola in the west and Mozambique in the east. The colonialists systematically imposed their ways on the indigenous people of Africa and exploited the continent's natural resources for their own benefit. They co-opted cheap African labour to create a phisical and institutional infrastructure in South Africa, essentually for their own benefit, that is far superior to any Africa and on part with most developed countries in the world, than remains the foundation of the country's economy. However, the manner in which it was done, characterised by arrogance and a lack of respect for endigenous people and their cultures, caused deep representment that is still prevalent today. 



The sentury-long controversial story of Sara 'Saatrjie' Baartman is poignant example. She was Khoi-Khoi lady with distinctive Khoi-Khoi features who was taken to Europe by a freed slave and English doctor to be "displayed" in freak shows like circusses, around Britain and France. After she died, plaster cast in the Museum of Man in Paris for a century and a half before being returned to South Africa and Buried with dignity on Woman's Day in 2002. The deep hurt caused by colonialism a sensitive and at times divisive subject that modern South Africa still has to come terms with.
In the ensuing years, white settlers arrived from Europe, especially from Holland and Britain, including artists Thomas Bowler and Edmond Pink who recorded scenes of the Cape in these times. 

 
Thomas Bowler "Burns' Hill Mission Station on the Keiskamma River"

While building the infrastructurer, they introduced the indigenous people to the written word and Western Education. From the beggining, Christian missionaries came to Southern Africa, spreading their religion and educating some of the local people, including many of the famous future leaders of Africa. A sagnificant number of French Huguenots settled in Cape from 1688 to 1770 and quickly integrated with their Dutch compatriots to jointly become Afrikaners. They made a huge contribution to the South African wine industry. Napoleon famously spent his last days on St Helena Island sipping his favourite wine, Vin de Constance, which was the most expensive wine in the world at that time, produced in the Constantia Valley near Cape Town. The footprints of the French Huguenots are evident in all walks of life in South Africa today. Familiar South African surnames, including Coetzee, Du Toit, De Villiers, Marais, Du Plessis and Joubert (some of them were given their names on the ships bringing them to South Africa), are descended from the French Huguenots.
Out of the mosaic of an eclectic mix of European languages, cultures and beliefs, two white tribes emerged in South Africa, namely English- speaking South Africans and Afrikaners. The British colonised parts of Africa with aim of ruling it and exporting their (undeniably) succesful way of life and recipe for governance to Africa. Their objective was that the, 'sun would never set on the British Empire". (The Boers joked that this suited them, because they could not trust the British in the dark...but more about this testy relationship later) David Livingstone said that Britain's role was to educate and bring civilisation and Christianity to africa, while Cecil Rhodes unashemedy declared hat the British were a superior "race' and therefor should be allowed to govern. English settlers came to South Africa with the objective of recreating what they had in Britain and, most of the time, remained more or less loyal to the British. Howewer, since the beginning of the 20th century the allegiance has faded and most have become passionate South Africans. English speaking South Africans, like myself, are often called "Souties", we are said to have one foot in Africa, one foot in England and our "Middle foot" dangling in the salty waters of the ocean!
The Dutch and French Huguenots settlers, on the other hand, were reluctant pioneers. The Dutch were employeers of VOC, a notoriously brutal employer, and the French Huguenots were religious refugees escaping the genocide of Protestants in Europe by the Sun King, Louis XXIV. Both soon lost their allegiance to their home countries and in a matter of a few generations, became a truly indigenous African tribe who began reffering thenselves as Africans (Afrikaners) to distinguish themselves from the British.
As devout Calvinists they conducted themselves and justified their actions according to a strict inerpretation of the Bible. However, from the 20th century, together with most mainstream Christian churches, they become more enlightened in the literal interpretation of the Bible.
Together with the mixed races of South Africa, the Afrikaners developed a language of their own, Africaans, which was also reffered to as 'Kitchen Dutch' during those times. It was essimilated mainly from a simplified version of Dutch, which was initialy used by the Dutch and French sellters to communicate with their slaves and the Khoi-Khoi. Afrikaans was enriched with words from other European languages of their ancestors and with words from black languages. It was now a beautifully expressive and uniquely South African language with a treasure trove of literature, poetry and music. No language can possily be more suited to telling stories around the fire in the bush with humour and passion. 
The Arrikaners are truly indigenouse African tribe whose origins date back to 1600s. Likewise, the English-speaking white tribe is an indeginous tribe of Africa with origins that date back to 1795- this while George Washington was president of USA and only seven years after the British established a penal colony in Sydney that marked the birth of modern Australia. As such as Americans of European origin are indigenouse to America, and Australian Europeans are endigenous to Australia.

Европейцы проявляли большую активность в Африке: португальцы колонизировали Анголу на западе и Мозамбик на востоке. Колонизаторы систематически навязывали свои пути коренным народам Африки и использовали природные ресурсы континента для своей собственной выгоды. Они использовали дешевую африканскую рабочую силу, чтобы создать в Южной Африке физическую и институциональную инфраструктуру, в сущности, для собственной выгоды, которая намного превосходит любую прибыль в Африке и частично в большинстве развитых стран мира и остается основой экономики страны. Однако то, как это было сделано, характеризуется высокомерием и отсутствием уважения к коренным народам и их культурам,  что и вызвало глубокое осуждение, которое все еще распространено на сегодняшний день. Примером может служить длинная спорная история Сары Саатжи «Баартман». Она была  женщиной из племени Кхои-Кхои, с характерными чертами племени, которую в Европе освободили от рабства и английский врач «показывал» ее на шоу уродов в цирках в Англии и Франции. После ее смерти гипсовый слепок демонстрировали в Музее Человека  в Париже на протяжении полутора веков до того, как ее вернули в Южную Африку и с достоинством похоронили в День женщины в 2002 году. Глубокая боль, вызванная колониализмом, - это чувствительный, а порой и расколотые чувства того, что современная Южная Африка все еще должна найти силы и прийти к соглашению.

В последующие годы белые поселенцы прибыли из Европы, особенно из Голландии и Великобритании, включая художников Томаса Боулера и Эдмонда Пинка, которые изображали сцены на мысе в эти времена. Строя инфраструктуру они представили коренным народам письменное слово и западное образование. С самого начала христианские миссионеры приезжали в Южную Африку, распространяя свою религию и обучая некоторых местных жителей, включая многих известных будущих лидеров Африки. Значительное число французских гугенотов обосновались на мысе с 1688 по 1770 год и быстро интегрировались со своими голландскими соотечественниками, чтобы совместно стать африканерами. Они внесли огромный вклад в южноафриканскую винодельческую промышленность. Наполеон провел свои последние дни на острове Святой Елены, потягивая свое любимое вино - вино De Constance, которое было самым дорогим вином в мире того времени, произведенным в Constantia Valley возле Кейптауна. Следы французских гугенотов очевидны во всех сферах жизни  Южной Африке сегодня. Знакомые южноафриканские фамилии, в том числе Coetzee, Du Toit, De Villiers, Marais, Du Plessis и Joubert (некоторыми из них были названы корабли, доставившие их в Южную Африку) происходят от французских гугенотов.

Из мозаики эклектичного сочетания европейских языков, культур и верований в Южной Африке появились два белых племени, а именно: англоязычные южноафриканцы и африканеры. Британцы колонизировали части Африки с целью управления и экспорта своего (бесспорно) успешного образа жизни и рецепта управления в Африку. Их цель состояла в том, чтобы «солнце никогда не садилось в Британской империи» (буры шутили, что это им подходит, потому что они не могли доверять англичанам в темноте ... но больше об этом испытании отношений  я расскажу позже), Дэвид Ливингстон сказал что роль Британии заключалась в том, чтобы обучать и приносить цивилизацию и христианство в Африку, в то время как Сесил Роудс неутешительно объявил, что британцы являются высшей «расой» и поэтому им должно быть позволено управлять. Английские поселенцы приехали в Южную Африку с целью воссоздать то, что они имели в Британии и большую часть времени они оставались более или менее лояльными англичанам. Но  к сожалению, с начала 20-го века, преданность исчезла и большинство из них стали страстными южноафриканцами. Англоговорящих южноафриканцев, как и меня, часто называют «суки», говорят, что у нас одна нога в Африке, одна нога в Англии и наша «средняя нога», болтается в соленых водах океана!

Голландские и французские гугеноты, с другой стороны, были неохотными пионерами. Голландцы были наемными работниками ЛОС, общеизвестно жестокого работодателя, а французские гугеноты были религиозными беженцами, спасающимися от геноцида протестантов в Европе королем Солнца Людовиком XXIV. Оба вскоре потеряли свою преданность родным странам и в течение нескольких поколений, стали подлинно коренным африканским племенем, который начал выступать в роли африканцев (африканеров), чтобы отличить себя от британцев.

Как благочестивые кальвинисты они вели себя и оправдывали свои действия в соответствии с строгим непониманием Библии. С 20-го века, вместе с большинством основных христианских церквей, они становятся более просвещенными в буквальном толковании Библии.

Вместе со смешанными расами Южной Африки африканеры разработали свой собственный язык, африканцы, которые в то время также считались «кухонными голландцами». Это было в основном основано на упрощенной версии голландского языка, которая первоначально использовалась голландскими и французскими продавцами для общения со своими рабами и Кхой-Кхоями.  Язык обогащался словами из других европейских языков их предков и словами из черных языков. Теперь это прекрасный выразительный и уникальный южноафриканский язык с сокровищницей литературы, поэзии и музыки. Ни один язык не может быть более подходящим для того, чтобы рассказывать истории вокруг костра в кустах, с юмором и страстью.

Arrikaners - поистине африканское племя, чье происхождение относится к 1600-м годам. Аналогичным образом, англоязычное белое племя - это малочисленное племя Африки с истоками, которые относится к 1795 году - это, в то время как Джордж Вашингтон был президентом США и всего через семь лет после того, как британцы основали колонию в Сиднее, которая породила рождение современной Австралии. Так же как американцы европейского происхождения являются американцами, а австралийские европейцы являются австралийцами.


вівторок, 23 травня 2017 р.

European settlement from 1652. South Africa

This article written by Poul Harris.
The first recorded evidence of Europeans in SA was crew from ships sailing past the Cape en route to lucrative markets in the East in the 15th and 16th centuries. The first person to round the Cape was Bartholomeu Dias in 1487. Soon after, in 1492, Christopher Columbus would discover America for Europeans. The portuguese explorer Vasco da Gama went ashore at Cape Town in 1506 and killed a number of Khoi-Khoi. Little wonder that four years a sailor by name De Almeida went ashore and had a dispute with the Khoi-Khoi. He came off second best as they slaughtered his entire party of 56. Legend has it that the Khoi-Khoi caused a stampede of their cattle and cornered De Almeida's party in this way. Not surprisingly, landing at Cape Town was discoraged and it would be some 146 years before Europeans settled in Cape.
Some ships were shipwrecked in this times and some of the sailors managed to reach the shore. When rescued months, or even years later, many decided to stay. Who could blame them!
There is a wonderful Africaans folksong, "Halala Africa", by Johannes Kerkorrel, https://www.youtube.com/watch?v=m2dZ4PuCJEU which I would relish you listening to, but unfortunately too few will understand the beautiful Afrikaans lyrics, so I will quote the opening verses in English:
"It was green in this hemisphere, south of the Equator and at dusk when the sun and cattle walked home you could hear the call of the woman across the hills "Halala, Halala, we are Africa forever".
Then the ships arrived from the West, white sails across the sea to ask for food and water, but to stay so much more.
These words reffer to the first European settlers to arrive in the Cape in 1652 that changed South Africa forever. They were Dutch employees of the Dutch East India Company (VOC), under Jan Van Reebeeck, tasked with settling up a refreshment station for ships rounding the Cape en route to the East. The locals dubbed them "umlungu", which was their word to describe the foam on the tips of ocean waves, name for white people that still used today. Van Reebeck did not like the Cape and was dissapointed when his term extended to 10 years, but he was replased by Simon Van Der Stel who loved the Cape and stayed. They built forts, planted crops and started to trade with the Khoi-Khoi, who supplied them with food and cattle. Simon Van Der Stel, Although not apparently averse to the odd backhander, is credited with establishing the wine industry, beautiful homesteads, like Groot Constantia, and named the town Stellenbosch after himself. However, the turbulent and brutal process of colonisation and dispossession of the indigenous people began as they stay started to impose their ways on the San and Khoi-Khoi.
Their language has all but dissapeared and only a handful who have not integrated into melting pot of morden South Africa, remain today. 
The late 1700s and early 1800s were turbulent times in Europe, fuelled by the French Revolution and Napoleonic Wars. In 1795 the British decided that they must ensure the Cape did not fall into the hands of their enemy, France, which had become an ally of Holland. So they invaded the Cape and took over from the Dutch after the Battle in Muisenberg. These were the first British to take an interest in Cape. One of the wives of a British officer was lady Anne Barnard of Balacarres House of Scotland, whose watercolours and letters give a vivid account of life in the Cape at that time. When the French and the English made friends some five years later, they gave Cape back to the Dutch. Soon after however, in 1806, Napoleon became very agressive and British took it back in the Battle of Blaauberg Strand, where the magestic Table Mountain must have provided the most beautiful backdrop for a battle. The British were to rule South Africa in one of form or another until 1961 when it was declared a republic.  Will be continied...



Эта статья написана Полом Харрисом.

Первыми письменными свидетельствами европейцев в Южной Африке были записки с судовых журналах  кораблей, проплывающих мимо мыса по дороге к прибыльным рынкам на Востоке в 15 и 16 веках. Первым человеком, который обогнул мыс, был Бартоломео Диас в 1487 году. Вскоре после этого, в 1492 году, Христофор Колумб открыл Америку для европейцев. Португальский исследователь Васко да Гама сошел на берег в Кейптауне в 1506 году и убил нескольких людей из племени Кхои-Кхои. Неудивительно, что через четыре года моряк по имени Де Алмейда вышел на берег и вступил в спор с местными жителями. Ему пришлось уступить, поскольку они убили весь его отряд из 56 человек. Легенда гласит, что Кхои-Кхои направили свой скот на пришельцев и таким образом загнали в угол отряд де Алмейды. Неудивительно, что поселение на Кейпе не состоялось и  прошло еще примерно  146 лет до того, как европейцы обосновались на мысе.

В это время некоторые корабли потерпели кораблекрушение и некоторым морякам удалось добраться до берега. Когда они спаслись им пришлось провести месяцы или даже годы и многие из них решили остаться. Кто бы мог их осуждать!

Есть замечательная африканская народная песня «Halala Africa», которую исполняет Johannes Kerkorrel, https://www.youtube.com/watch?v=m2dZ4PuCJEU, которую я бы с удовольствием слушал, но, к сожалению, слишком мало кто поймет прекрасный язык аафриканс, поэтому я привожу первые стихи на английском языке:

«В этом полушарии к югу от экватора было зелено и в сумерках, когда садилось солнце и скот мы шли домой и могли услышать зов женщины через холмы «Халала, Халала, мы  здесь навсегда. Затем корабли прибыли с Запада, белые паруса пересекли море, чтобы попросить еду и воду, но решили вообще остаться здесь."

Эти слова относятся к первым европейским поселенцам, прибывшим на мыс в 1652 году, которые навсегда изменили Южную Африку. Они были сотрудниками голландской Ост-Индской компании (VOC) под руководством Яна ван Рибека, которому поручено решить вопрос о создания стации для пополнения запасов воды и еды для судов, следующих вокруг мыса по дороге на восток. Местные жители окрестили их «умлунгу», что было их словом, означающим пену на кончиках океанских волн,  это название для белых людей еще используются и сегодня. Ван Рибек не любил мыс и был разочарован, когда его срок продлился до 10 лет, но по окончанию срока он был заменен Симоном Ван Дер Стелом, который любил Кейп и остался до конца своих дней. Они строили форты, сажали культуры и начали торговать с местными племенами, которые снабжали их продовольствием и крупным рогатым скотом. Симону Ван Дер Стелу приписывают создание винодельческой промышленности, прекрасные усадьбы, такие как Грот Констанция и  он так же назвал город Стелленбош своим именем. Тем не менее, бурный и жестокий процесс колонизации и лишения коренных народов их прав начался, когда переселенцы начали навязывать свои жизненные устои местным племенам Сан и Кхои-Кхои.
Их язык практически исчез и осталась только горстка людей, которые не интегрировались в плавильный котел современного-южно-африканского континента.

В конце 1700-х и начале 1800-х годов в Европе было бурное время, подпитываемое Французской революцией и наполеоновскими войнами. В 1795 году англичане решили, что они не должны позволить, чтобы мыс  попал в руки их врага, Франции, которая стала союзником Голландии. Поэтому они вторглись на мыс и захватили Кейп после битвы в Мюйзенберге. Это были первые британцы, которые проявили интерес к Кейпу. Одной из жен британского офицера была леди Энн Барнард из Шведского дома Балакарреса, чьи акварели и письма дают яркий отчет о жизни на мысе в то время. Когда французы и англичане подружились через пять лет, они вернули Кп обратно голландцам. Вскоре после этого, в 1806 году, Наполеон стал очень агрессивным, и англичане вернули обратно свое господство в битве на Блааубергском берегу, где величественная Столовая гора, должно быть, обеспечила самый красивый фон для битвы. Британцы управляли Южной Африкой в ​​той или иной форме до 1961 года, когда она была провозглашена ​​республикой.  История будет продолжена ...


середа, 26 квітня 2017 р.

VOC, Verenigde Oos-Indiese Kompanjie and Cape Town

 Now we know that Cape Town is a city founded by Europeans, the Dutch immigrants. And this settlement for more than 40 years was not a colony of the Netherlands, it was a specially created station to support passing ships, supplying them with food and fresh drinking water. And it was organized by the Dutch East Indian Company. But what kind of company is this, we'll find out today.

The United East Indian Company or the United East Indies Company, also known as the United East-Indian Company (Dutch: Vereenigde Oost-Indische Compagnie which the British called as the Dutch East India Company was originally established as a charter company in 1602, when the Government of the Netherlands provided it 21-year monopoly on the spice trade in the Netherlands.The company is considered the world's first truly transnational corporation and the first company in history that is actually used bonds and shares  of stock for the general public, in other words, VOC officially was the first publicly traded company of the world that was actually listed on the official exchange.LOS possessed extensive government powers, including the ability to wage war, imprison and execute prisoners, negotiate contracts , have their own money and create colonies. Not so bad, is not it?

According to many, this company was the very first and most successful corporation in history. Statistically, VOC eclipsed all its rivals in International Trade for 200 years of existence. Between 1602 and 1796, VOC sent nearly a million Europeans to work in Asian trade on 4,785 vessels and transported more than 2.5 million tons of Asian goods. Transportation of the rest of Europe together amounted to only 882 million tons, only 412 people worked from 1500 to 1795, and the fleet of the British (later British) East India Company, the closest competitor of VOC, had only 2,690 vessels.

Founded in 1602, for trade and transportation of spices from the Malukan islands, in 1619, VOC established capital in the port city of Jayakarta, changing its name to Batavia (now Jakarta). Over the next two centuries, the Company purchased additional ports as trading bases and protected their interests by capturing the adjacent territory. It remained an important trading concern and paid dividends of 18% per year for almost 200 years.

Due to structural changes, the Fourth Anglo-Dutch War and the French invasion of the Netherlands, the company was nationalized in 1800, its holdings and debts went to the government of the Dutch Batavian Republic. The VOC territories became Dutch East Indies and were expanded during the 19th century, including the entire Indonesian archipelago, which later becomes the modern Republic of Indonesia.


Теперь мы с Вами знаем, что Кейптаун это город основанный европейцами, а именно голландцами. И это поселение на протяжении более 40 лет не было колонией Нидерландов, это была специально созданная станция для поддержки проходящий мимо судов, снабжения их запасами продовольствия и свежей  питьевой водой. И устроена она была Голландской Ост- Индской Компанией. А вот что же это за компания, мы узнаем сегодня.
Объединенная Ост-Индская компания или Объединенная восточно-индийская компания, также известная как Объединенная восточно-индийская компания (Dutch: Vereenigde Oost-Indische Compagnie  которую британцы называли как голландскую Восточную Индию Компания была первоначально учреждена как чартерная компания в 1602 году, когда правительство Нидерландов предоставило ей 21-летнюю монополию на торговлю пряностями в Нидерландах. Компания считается первой в мире действительно транснациональной корпорацией  и первой компанией в истории, которая фактически выпускает облигации и акции для широкой публики. Другими словами, ЛОС официально Первая публично торговая компания мира которая фактически числилась на официальной бирже. ЛОС обладали широкими правительственными полномочиями, в том числе способностью вести войну, заключать в тюрьму и казнить заключенных, вести переговоры о заключении договоров, иметь свои собственные деньги  и создавать колонии. Не так уж плохо, не так ли?

По мнению многих, эта компания была самой первой и самой успешной корпорацией в истории.  Статистически VOC затмил всех своих соперников в Международной торговли за 200 лет существования.  В период между 1602 и 1796 годами ЛОС направил почти миллион европейцев для работы в торговле Азии на 4 785 судах и перевезла более 2,5 млн. тонн азиатских товаров. Перевозка грузов остальной Европы вместе взятых составила только 882 млн.тонн, работой было занято только 412 человек с 1500 по 1795 год, а флот английской (впоследствии британской) Ост-Индской компании, ближайшего конкурента ЛОС, имел только 2690 судна.

Основанная в 1602 году,  для торговли и первозки специй с островов Малукана, в 1619 году ЛОС установил капитал в портовом городе Джаякарта, изменив название на Батавию (теперь Джакарта). В течение следующих двух столетий Компания приобрела дополнительные порты в качестве торговых баз и защитила их интересы, захватив прилегающую территорию.  Она оставался важным торговым концерном и выплачивал дивиденды в размере 18% в год в течение почти 200 лет.

Из-за структурных изменений, Четвертой англо-голландской войны и французского вторжения в Нидерланды, компания была национализирована в 1800 году, ее владения и задолженность перешла к правительству Голландской Батавской Республики. Территории ЛОС стали голландскими Ост-Индиями и были расширены в течение 19-ого столетия, включив весь Индонезийский архипелаг, который позже станет современной Республикой Индонезия.

вівторок, 25 квітня 2017 р.

Simon van der Stel


 As I said in the history of the Republic of South Africa, namely, its first steps in history, I identified three main figures for myself-Bartolomeo Diaz, who came to the land of the future of Cape Town in 1488, then Jan von Riebek-landed in 1652 with A group of settlers to create a station to replenish the stock of passing ships and Simon van der Stel, the first governor of the Cape province. South Africans carefully store the memory of their history, create monuments and museums. Sometimes you can even meet two monuments to one person in the same park. Only now I have never met a single image, a single monument, or a monument to Simon van der Stell. This really intrigued me and I began my research.

WOW !!! I just dialed the name of van der Stel in Google and saw his portrait! It probably happened because I began telling everyone its story. But I assure you that in none of the places of memory of this outstanding man in Cape Town there is his image !!! I am very glad that this portrait of the hand of the Dutch artist Peter van Anraedt appeared!

So, to your attention, Simon van der Stel and the reason for the lack of monuments-

Simon was the son of Adrian van der Stel, an official of the Dutch East India Company (VOC, Verenigde Oos-Indiese Kompanjie). Adrian was appointed the first Dutch governor of Mauritius in 1639. Simon was born in the sea, and his father was on his way to Mauritius to accept a new post. Adrian spent quite a long time in Mauritius and his son Simon spent seven years there.

His mother was Maria Livens, the daughter of a liberated Indian slave, known as the Monica Coast of Goa, or Monica da Costa, which is the reason why the authorities did not recognize this outstanding man-he was not white.

His parents died in Ceylon and Simon went to Batavia, the Dutch East Indies. Simon remained in Batavia until he was 20 years old.

He then traveled to the Netherlands, where he contacted the most important members of the VOC, such as Willem Shester. In 1663, he married the daughter of Willem Johann Jacobs Shester. They had six children.

 In 1679, he was appointed "Commander" of the VOC colony on the Cape of Good Hope, thanks to the growing influence of his relative, Joan Heidekoper van Maarsweven.

Simon was engaged in making wine in Muiderberg and he was very interested in winemaking. Arriving in the future Cape Town, he brought with him about 400 bushes of grapes.
Van der Stel and his wife, Johanna Hakob Shest, were not happy in the marriage and she stayed in Holland. Despite the fact that Van der Stel never saw his wife again, he remained loyal to her and often sent her money. Johanna Jacob sent the interior and artwork necessary to equip the governor's residence in Groot-Constantia.

In 1691, VOC replaced the "Commander" office with the "Governor", and van der Stel was transferred to a new position.
Each of his four sons was at one time or another with him in South Africa. Willem Adriaan, being a magistrate of Amsterdam, succeeded his father as governor of the cape; Frans de Jonker became a farmer on the cape; Adrian became ruler of Amboyna; Cornelis was one of 352 shipwrecked in Ridderschap in 1694.
Simon van der Stel resigned in 1699 and was replaced by his son Willem Adrian van der Stel. After his resignation, Simon devoted himself to his estate of Constance, where he died in 1712. The property was divided and sold in 1716.
A lot of commemorative acts and places associated with this most interesting person, he brought to the head of the oaks and dropped them in the gardens of the company, so that in the future they can make wine barrels from them. Just brought the squirrels, which now please visitors to the city's parks, and his contribution to the development of winemaking in South Africa, in general, will not be contested.
 His name is the city of Stellenbosch (founded in 1679) and Simons Town is also named after him. In 1952, his name was named the ship of the South African Fleet, SAS Simon van der Stel.


Как я уже говорила в истории создания Южно- Африканской Республики, а именно ее первых шагов в истории я для себя выделила три основные фигуры- это Бартоломео Диаз, вступивший на землю будущего Кейптауна в 1488 году, затем Ян фон Рибек- высадившийся в 1652 году с группой переселенцев для создания станции для пополнения запасов проходящих судов и Симон Ван дер Стел- первый губернатор Капской провинции. Жители Южной Африки тщательно хранят память о своей истории, создают памятники и музеи. Иногда можно даже встретить два памятника одному человеку в одном и том же парке. Только вот ни одного изображения, ни одного монумента, ни одного памятника Симону ван дер Стелу я до сих пор нигде не встретила. Это очень заинтриговало меня и я начала свое исследование.  
WOW!!! Только что я набрала в Гугле имя ван дер Стела и увидела его портрет! Это наверное случилось потому что я стала рассказывать всем его историю. Но я уверяю вас, что ни в одном из мест памяти этого выдающегося человека в Кейптауне нет его изображения!!! Я очень рада, что появился этот портрет руки голландского художника Питера ван Анраедта!
Итак, к вашему вниманию- Симон ван дер Стел и причина отсутствия памятников-

Саймон был сыном Адриана ван дер Стела, чиновника голландской Ост-Индской компании (VOC, Verenigde Oos-Indiese Kompanjie). Адриан был назначен первым голландским губернатором Маврикия в 1639 году. Саймон родился в море, а его отец был на пути в Маврикий, чтобы принять новую должность.  Адриан провел довольно длительный срок на Маврикии и  его сын Симон провел там семь лет.

Его матерью была Марией Ливенс, дочь освобожденной индийской рабыни, известной как Моника Побережья Гоа, или Моника да Кошта это и есть причина не признания властями страны этого выдающегося человека- он не был белым.

Его родители умерли на Цейлоне и Симон отправился в Батавию, голландскую Ост-Индию. Симон оставался в Батавии, пока ему не исполнилось 20 лет.

Затем он отправился в Нидерланды, где он связался с наиболее важными членами ЛОС, такими как Виллем Шестер. В 1663 году он женился на дочери Виллема Йоханне Жакобе Шестер. У них было шестеро детей.  

 В 1679 году он был назначен «Командующим» колонии ЛОС на мысе Доброй Надежды, благодаря растущему влиянию его родственника, Джоан Хайдекопер ван Маарсвевена. 
Симон занимался изготовлением вина в Муйдерберге и он очень интересовался виноделием. Приехав в будущий Кейптаун он ввез с собой около 400 кустов винограда.
Ван дер Стель и его жена, Йоханна Хакоба Шест не были счастливы в браке и она осталась в Голландии. Несмотря не смотря на то что Ван дер Стел никогда больше не видел свою жену, он оставался предан ей и часто отправлял ей деньги. Йоханна Джакоба отправила предметы интерьера и произведения искусства, необходимые для обустройства резиденции губернатора в Гроот-Константиа.

В 1691 году ЛОС заменил офис «Командующего» на «Губернатор», а ван дер Стел был переведен на новую должность.
Каждый из его четырех сыновей был в тот или иной момент с ним в Южной Африке. Виллем Адриаан, будучи магистратом Амстердама, сменил своего отца на посту губернатора мыса; Франс «де Йонкер» стал фермером на мысе; Адриан стал правителем Амбойны ; Корнелис был одним из 352 потерпевших кораблекрушение в Ridderschap в 1694.
Симон ван дер Стел ушел в отставку в 1699 году и его  на должности сменил его сын Виллем Адриан ван дер Стелл. После отставки Симон посвятил себя своему имению  Констанция, где он умер в 1712 году.  Имущество было разделено и продано в 1716.
Очень много памятных деяний и мест связанных с этим интереснейшим человеком, он ввез на мыс дубы и высадил их в садах компании, для того, что бы в будущем делать из них винные бочки. Так же привез белочек, которые сейчас радуют посетителей парков города, а его вклад в развитие виноделия Южной Африки, вообще, не оспорим.
 Его именем назван город Стелленбош (основанный в 1679 году) и Саймонс Таун также назван в честь него. В 1952 году  его именем назвали  корабль Южно-Африканского флота, SAS Simon van der Stel.

субота, 22 квітня 2017 р.

Three important persons in Sa history.

In the history of the creation of the magnificent city of Cape Town, I distinguish three persons: Bartolomeo Díaz, who opened the Cape of Good Hope, Jan von Riebeeck, the commander of the Dutch fleet who brought immigrants to the Peninsula to create gardens and a reservoir, and Simon van der Stel. About Bartolomeo Diaz I already wrote a little, so now I will tell you about Jan von Riebeck! Please love and respect!

Van Ribeeck was born in Culamborg and was the son of a surgeon. He grew up in Shidemam, where he married the 19-year-old Maria de la Quellerie on March 28, 1649. She died in Malacca, now part of Malaysia, on November 2, 1664, at the age of 35. They had eight or nine children, most of whom died in infancy. Their son Abraham van Ribeek, a native of the Cape, later became Governor General of the Dutch East Indies.
In the service of Vereenigde Oost-Indische Compagnie (VOC) (Dutch East India Company) in 1639, he had a number of posts, including an assistant surgeon in Batavia in the East Indies.

He headed the VOC trade post in Tonkin, Indochina.

In 1643, Ribek went along with Jan van Elserakk to the outpost of LOS in Dejima in Japan. Seven years later in 1650 he offered to sell skins of wild animals of South Africa to Japan.

In 1651, he volunteered to take command of the original Dutch settlement in the future South Africa. On April 6, 1652, he landed with three ships (Dromedaris, Reijger and Goede Hoop) in the future of Cape Town and established the settlement as a station for the VOC trade route between the Netherlands and the East Indies. The main objective of this track station was to provide new conditions for the VOC fleets following between Holland and Batavia, since the mortality in transit was very high.
The arrival of Jan van Ribek in Cape Town, described by Charles Davidson Bell.
Van Ribeek was commander of the Cape from 1652 to 1662; His task was the construction of a fort with the improvement of the natural anchorage in the Table Bay, the sowing of cereals, fruits and vegetables, and the production of livestock by the indigenous Khoi-khoi.

 The original fort, named Fort de Gede Hoop ("Fort of Good Hope"), was made of clay, clay and wood and had four corners or bastions. This fort was replaced by the Castle of Good Hope, built between 1666 and 1679 after van Riebeck left the Cape.

At one time on the cape, Van Riebeeck observed the steady, systematic efforts to grow useful plants in the new conditions on the Cape Peninsula - in a process that changes the natural environment forever. Some of them, including grapes, cereals, peanuts, potatoes, apples and citrus fruits, had an important and lasting impact on the society and the economy of the region. Daily diary entries kept for the entire length of the Cape visit (VOC policy) formed the basis for future study of the natural environment and its natural resources. A careful reading of his diaries shows that part of his knowledge was obtained from the indigenous peoples inhabiting this region.

He died in Batavia (now renamed Jakarta) in Java in 1677.


В истории создания великолепного города  Кейптауна я выделяю три личности- это Бартоломео Диас, открывший Мыс Доброй Надежды, Ян фон Рибек, командор голландского флота привезший на полуостров переселенцев для создания огородов и водохранилища и Симон Ван дер Стел. О Бартоломео Диасе я уже немного писала, так что теперь Ян фон Рибек! Прошу любить и жаловать!
Ван Рибеек родился в Кулемборге и был сыном хирурга. Он вырос в Шидемаме, где женился на 19-летней Марии де ла Quellerie 28 марта 1649 года. Она умерла в Малакке, ныне части Малайзии, 2 ноября 1664 года, в возрасте 35 лет. У них было восемь или девять детей, большинство из которых умерли в младенческом возрасте. Их сын Абрахам ван Рибеек, уроженец мыса, позднее стал генерал-губернатором голландской Ост-Индии.
На службе Vereenigde Oost-Indische Compagnie (VOC) (голландская Ост-Индская компания) в 1639 году, он имел ряд должностей, в том числе помощника хирурга в Батавии в Ост-Индии.

Он возглавлял торговый пост VOC в Тонкине, Индокитай.

В 1643 году Рибек отправился вместе с Яном ван Эльсеракком в аванпост ЛОС в Деджима в Японии. Семь лет спустя в 1650 году он предложил продать шкуры диких животных Южной Африки в Японию.

В 1651 году он вызвался взять на себя командование первоначальным голландским поселением в будущей Южной Африке. 6 апреля 1652 года он причалил на трех кораблях (Dromedaris, Reijger и Goede Hoop) в будущем Кейптауне и создал поселение как станцию для торгового маршрута ЛОС между Нидерландами и Ост-Индией. Основная цель этой путевой станции состояла в том, чтобы обеспечить новые условия для флотов ЛОС, следующих между Голландией и Батавией, поскольку смертность в пути была очень высокой.
Приезд Яна ван Рибека в Кейптаун, описан Чарльзом Дэвидсоном Беллом.
Ван Рибеек был командующим мыса с 1652 по 1662 год; Его задачей стало  строительство форта с улучшением естественного крепления в Столовой бухте, посевом зерновых, фруктов и овощей и получением домашнего скота у коренных народностей кхои- кхои. 

 Первоначальный форт, названный Форт де Геде Хооп («Форт Доброй Надежды»), был сделан из глины, глины и древесины и имел четыре угла или бастионы. Этот форт был заменен Замком Доброй Надежды, построенным между 1666 и 1679 годами после того, как ван Рибек покинул мыс.

В свое время на мысе Ван Рибек наблюдал за устойчивыми, систематическими усилиями по выращиванию полезных растений в новых условиях на полуострове Кейп - в процессе, изменяющем естественную среду навсегда. Некоторые из них, включая виноград, злаки, земляные орехи, картофель, яблоки и цитрусовые, оказали важное и долговременное влияние на общества и экономику региона. Ежедневные дневниковые записи, хранящиеся в течение всего времени пребывания на мысе (политика в отношении ЛОС), послужили основой для будущего изучения природной среды и ее природных ресурсов. Тщательное прочтение его дневников свидетельствует о том, что часть его знаний была получена от коренных народов, населяющих этот регион.

Он умер в Батавии (теперь переименованной в Джакарту) на Яве в 1677 году.

пʼятниця, 21 квітня 2017 р.

Life in Cape Town after 1652. Tavern of the Seas.


 The main task of Dutch settlers  was the organization of  gardens and reservoirs to supply passing ships. They were strictly ordered to not engage in skirmishes with the local tribes and this ban was maintained for 7 years. But the local tribes were unhappy, they began to attack and plunder immigrants. From 1659 skirmishes became regular, but despite this settlement developed and the number of inhabitants in it increased by 1798 to 35,000 people. The food base fulfilled its tasks perfectly and the settlement turned into a strategically important object on the sea routes. The population of the city at the beginning of the 19th century was mainly Afrikaner descendants of the Dutch, Germans, French and slaves from Indonesia, India and Madagascar. As a major card in the political games of royal families in Europe, the city experienced twice the invasion of the British, the first time in 1795, and then in 1805. Resistance Africans did not render, but after a while they began to create furtreker detachments and leave Cape Town following north and northwest . The first  conflict occurred in 1830. Religion was a very important aspect of the culture of the settlers, and the bible and church services were in Dutch. Similarly, schools, justice and commerce until the arrival of the British were administered in Dutch. The law on language has caused a lot of friction, distrust and dissatisfaction over time.

 From 1835-1845 15 000 people took part in the resettlement.

In 1852 the South African Republic of Transval was founded and  in 1848 - the Orange Free State.



Основной задачей переселенцев из Голландии было устройство огородов и водохранилища для снабжения проходящих судов. Им было строго настрого приказано не вступать в стычки с местным населением и этот запрет поддерживался в течении 7 лет. Но местные племена были недовольны, они стали нападать и грабить переселенцев. С 1659 стычки стали регулярными, но не смотря на это поселение развивалось и количество жителей в нем увеличилось к 1798 году до 35 000 человек. Свои задачи продовольственная база выполняла отлично и поселение всоре превратилось в стратегически важный объект на морских путях. Население города в начале 19 века составляли в основном африканеры- потомки голландцев, немцы, французы и рабы из Индонезии, Индии и Мадагаскара. Будучи крупной картой в политических играх королевских семей Европы, город испытал дважды нашествие англичан, первый раз в 1795 году, а затем в 1805. Африканеры сопротивления не оказывали, но через некоторое время они стали создавать отряды фуртрекеров и покидать Кейптаун следуя на север и северо-запад. Первый такой конфликт произошел в 1830 году. Религия была очень важным аспектом культуры поселенцев, а библия и церковные службы были на голландском языке. Точно так же школы, правосудие и торговля вплоть до прибытия англичан управлялись на голландском языке. Закон о языке вызвал много трений, недоверия и неудовлетворенности с течением времени.
 С 1835-1845 в переселении приняло участие 15 000 человек. 
В 1852 году была основана 1852 Южно-Африканская республика Трансваль, в 1854 - Свободное Государство Oранжевой реки.